chapleeng (chapleeng) wrote,
chapleeng
chapleeng

Моя дорожная

Зимой 1985 года, экипаж вертолета Ми-8, 388-го летного отряда, дежурил по заданию ПСОП (Поисково-Спасательное Обеспечение Полетов). Командир экипажа, пилот второго класса Тюрин Олег Алексеевич.
Экипаж получил задание на вылет – срочно перевезти семь детей и сопровождающего фельдшера санавиации, из больницы г.Салехард, в больницу пос. Горки.
На 30-ой минуте полета, на высоте 300 метров произошел полный отказ всех двигателей. В сложных метеоусловиях над безориентирной местностью экипаж произвел образцовую посадку на р.Обь.

Эвакуация и спасение пассажиров и экипажа, были затруднены отсутствием свободных бортов и плохой работой диспетчерских служб.
Около трех часов они оставались на реке при температуре воздуха минус 40….
По результатам проведенного следствия, специальной комиссией было принято решение: авиационное происшествие произошло в результате отказа техники, в следствии конструктивных дефектов топливной системы двигателей вертолета.
Экипаж признан  невиновным.
Вот про эти и последующие события я хочу рассказать вам…..



                                              
                                                         Моя дорожная.
           Пилотам 388 летного отряда и Тюрину Олегу лично……

                                                                                                         «   ….Куда не глянь - кругом пятьсот,
                                                                                                                            И к ночи, точно, занесет,
                                                                                                    Так заровняет, что не надо хоронить…»
                                                                                                         Высоцкий В.С. «Дорожная история»



Урчат моторы, винт свистит,
Внизу лишь тундры лабиринт,
Вон Салехард, вон Обь река и льда заторы.
Еще шесть месяцев и май,
И будет отпуск, Крым, Домбай,
Все будет – девки, солнце, пляж, шашлык и горы!


Лететь им в Горки не впервой,
Идут исхоженной тропой,
Идет и снег, и ветер в лоб, внизу поземок.
Замерзла вдрызг река Полуй
Чернеет насмерть вмерзший буй,
Здесь на Ямале светлый день зимой недолог.

В наушниках опять хрипит:
«На 300 встречный!» - говорит,
Возьмем правее, нечего стесняться.
Нам хватит неба на двоих.
«Курс двести десять!.. Видишь их?»
«Да, разошлись» - «Давай назад - левей пятнадцать».


Он в летном деле знает толк,
Хотя «волчонок» он, не «волк»,
Вот бортмеханик тот прожжен, в глазах усталость.
И вдруг (бывает только «вдруг»)
Сменился двигателей звук,
И если б взвыл, а то замолк.. Вот это напасть.

«Шаг-газом» сразу резко вниз,
Педалью левой навались,
И ручку «вправо - на себя»… «Как обороты?!»
Что там второй? Сошел на крик:
«MAYDAY! MAYDAY! Отказ двоих…»
«Да что ж там с топливом у нас?» - «Его до рвоты!»

Молчат моторы, свист винта
 Слабей становится слегка,

И тундры белый цвет зрачок наполнил.
Что друг, романтики хотел?
Погоны, форма, в небе дел…
Так получи ее родной теперь по полной..

Упасть бы нам и не пропасть,
Зачем расстраивать вновь мать?
В войну и так немало ей досталось…
Там впереди площадка есть,
Суметь бы целыми там сесть,
Тяни Ми-8 дорогой, чуть-чуть осталось!

Ну, вот и все  –  в сугроб полет...
Двенадцать тонн на обский лед,
Удачно, черт его бери, он припечатал,

Ну, где там бледная с косой?
Сегодня он, увы не твой..
«Что там в салоне?» - «Живы все ребята!»

« Я – двадцать два полсотни пять!
Контроль ответь!» - где ж помощь, блядь…
Здесь минус сорок, печки нет, лишь лед и стужа
«Пилоты! Шубы надо снять,
И детям все в салон отдать».
А голосок то у него уже простужен…


Из радио, как в душу яд :
«Полсотни пять! Я – Салехард!
Терпите парни!» - «Времени немного...»
- «На базе  есть Ан-26,
Ему на лед никак не сесть.
Ваш борт как раз и был другим в подмогу».

Замерзли стрелки на часах,
Слой инея на волосах,
Еще немного и никто не будет нужен…
Калейдоскопом мысли влет:
Вот мама, школа, я – пилот,
Вот Кременчуг, вот свадьбы званый ужин…

Опять в эфире треск один..
И вдруг: « Ми-8! Командир!
Я вижу вас! Я - борт Ан-2, ноль-ноль-восьмой!
Что с ветерком у вас внизу?»
-«Где ты?» - « С Березово иду!
Эфир я слышал. На хер всех! Я на прямой!»


«Ноль-ноль-восьмой! Бери правей!
Посадочных здесь нет огней…
Здесь ветер  – 200, рыхлый снег …»   – « Да я на лыжах!»…
«А ну всем встать! Бегом в Ан-2»
Ну вот и взлет. Прощай река!
«Как звать спаситель?» - «Просто, Сашка-рыжий».

Где  в Обь вливается Полуй,
Сказали парни смерти – «Хуй!»,

И снова жизнь сияет в новом цвете.
А что же ждет их впереди?
Сейчас узнаешь , погоди,
Нет повести печальнее на свете…

Там замполит и инженер,
Московский бритый, лысый  хер,
«Да не спеши, ваш ждет допрос и не один»
Инструкций  и приказов  рой,
Штабных шакалов злобный вой.
И из Тюмени выслан почтой вазелин.


Пришли на базу, сразу их
Закрыли в классе. Всех троих.
И кучу объяснительных строчить до ночи.
«Теперь-то все?» - «Какое там.
У Ка-Джи-Би вопросы к вам...»
«А может умысел там был?  Теракт и прочее…»


Четвертый час уже утра.
Теперь свободна вся братва.
«Взять водки сто?» - «Какие сто?! Давай три литра!»
С  ушей обмерзших кожу снять,
В сортир по быстрому сгонять,
«Ну что, жить будем?» - «Будем жить!». Не жизнь, а битва…

«Как там сказал один поэт?»
«Четыре сбоку – ваших нет»..
«Да нет, другой там был куплет. Вроде такой -
«Конец простой - пришел тягач,
И там был трос, и там был врач…»,
«Все как у нас… Возьми гитару , спой»

«Конец простой - пришел  Ан-2,
Его мотор А-Ша – шесть-два,
Стащил у смерти на реке всех одним разом,
Там были дети, экипаж,
Замерзший в усмерть фельдшер наш,
А что наш борт? - Накрылся медным тазом…»


Я помню летный наш отряд:
Щербинкин, Жариков, Потап,
И Елисеев, мой КЗ – пилот от Бога,
Шнейдмюллер, Клипперт, Деккер наш –
«Люфтваффе» прозван экипаж,
И Витю Шмакова с «Ми-6» еще немного…

Прошло с тех пор немало лет,
Ми-8  - есть, отряда – нет…
И командира не найдет «Великий Гугл».
Теперь компания «Ямал»,
И менеджмент там правит бал,
Сломав волков в  марионеток-кукол.

Да что отряд – страны уж нет!
Один плешивый президент,
Что перестроил, что предал. Все «зашибися»!
Потом из Ёбурга седой,
В войне с Чечней - ни в зуб ногой,
Добил и армию, и флот - «Вперде Роисся»!

Я мог бы долго продолжать
Поверь, мне есть, что рассказать
Всё правда, для словца привру две капли…
Историй тьма, а сил то нет
Вот накоплю и в тот ж момент…
Ну а пока прощаюсь, всех люблю Ваш Chapleeng-Chapleen.

                                                                                  Chapleen ©

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments